От "развитого социализма" к пещерному капитализму. Сентябрь 1990 г.

( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )



От "развитого социализма" к пещерному капитализму или От "диктатуры пролетариата" к Закону джунглей. (Статья написана в сентябре 1990 г.).

Вот уже прошло два месяца, как объявлен переход России к рыночным, отношениям. Что изменилось за это время?! Появились новые талоны да замогильные шутки: "После 500-го дня сразу будем отмечать 509-й, а затем 540-й". Не прибавилось уверенности не только в светлом будущем, но даже в завтрашнем дне. Почему?

Может быть, все дело в том, что, обвиняя в кризисе экономики административно-командную систему, мы как-то забыли о том, что любое частное предприятие с наемным трудом являет собой отнюдь не демократическую структуру! Но именно административно-командную, причем гораздо более жесткую, беспощадно отбраковывающую несовершенные узлы и ненадежные элементы. Что беда не столько в самом принципе административно-командной системы, сколько в конкретных способах его реализации в нашей стране.

В частности, система не смогла дать свободу производительным силам, опутав руководителей предприятий на всех уровнях цепями инструкций и запретов. Нашу экономику во многом погубила "уравниловка", система не смогла выработать эффективные критерии оценки и механизмы поощрения толковых работников и наказания нерадивых. А теперь мы бросаемся в другую крайность - к рынку, который, безусловно, имеет эти критерии и механизмы, только они работают предельно жестко и беспощадно, без поправок на социальную справедливость и гуманизм.

Поневоле напрашивается сравнение с управлением на любом корабле, где люди в принципе организованы вовсе не в демократический парламент (как известно, демократия на флоте существовала лишь на пиратских кораблях), но в строгую иерархическую административно - командную систему. И в случаях неудовлетворительного функционирования этой системы подлежат замене ее узлы и звенья: капитан, или его помощники, или штурман, или кто-либо еще не справляющийся со своими обязанностями из администрации или команды корабля. Ну а для нашей страны внезапный крутой переход к рыночной стихии равноценен высадке в открытом море с корабля на шлюпки или даже необходимости спасаться каждому вплавь - кто как может.

Непопулярность этому шагу придает и то, что переориентация проводится именно "сверху". Непригодная, не справившаяся со своими обязанностями администрация заставляет  за свои огрехи (или преступления?) расплачиваться людей. Не случайно в обсуждении очередного эксперимента над многомиллионным народом принимали участие представители только теоретизирующей элиты. Основная масса населения осталась в стороне. Эксперты продолжают разглагольствововать, ссылаясь на опыт то США, то Венгрии или Польши, а в сердца большинства из нас уже закрадывается страх - что с нами будет? Потому что догадываемся - т. н. "свободные", стихийно складывающиеся из соотношения спроса и предложения цены в условиях  всестороннего дефицита означают только одно: катастрофическое падение жизненного уровня. Сомнительно, что за полтора года появятся необходимые для насыщения рынка товарами двукратные резервы. Это при нынешнем-то наличии производственных мощностей, сырья, транспорта, квалифицированных кадров, новейших технологий...

В самом деле, поскольку рыночные отношения означают так называемые "свободные", то есть нерегулируемые, цены, складывающиеся стихийно из соотношений спроса и предложения, то в условиях всестороннего - реального или искусственного  дефицита товаров при .переходе к рынку можно ожидать только одного: гигантского взлета цен, катастрофического падения жизненного уровня народа и непредсказуемых катаклизмов  как последствий инфляции и дальнейшего развала экономики. А что он будет - это несомненно, поскольку нарушить сложившуюся структуру производственных и товарных отношений можно быстро, а на создание новых нужно не 400 - 500 дней, а добрый десяток лет.

Чтобы сейчас насытить рынок товарами, нужны примерно двукратные резервы от нынешнего наличия производственных мощностей, сырья, транспорта, горючего, энергии, квалифицированных кадров, новейших технологий. Естественно, за полтора года эти резервы не появятся и не реализуют свои потенциалы. При нынешнем состоянии дорог и механизмов, дефиците транспорта и горючего, отсутствии оптимальной организации и эффективных средств переработки мы оказались не в состоянии даже убрать без гигантских потерь наш рекордный урожай 1990 года.

Так что же может в этом изменить рынок? За полтора года радикально улучшить эту ситуацию? Вряд ли. Конечно, когда-нибудь, через многие годы, как-то все может образоваться; будут, возможно, прекрасные дороги, отличные механизмы, новые элеваторы и перерабатывающие заводы, и тогда, наконец, проблема производства и сбора сельхозпродукции будет благополучно решена, но до того времени народ может заплатить за этот эксперимент слишком дорогой ценой- предприимчивые коммерсанты уже продают пшеничную муку (насущный хлеб!) по цене, шести- кратно превышающей государственную, и это в год рекордного урожая!

Давайте поставим проблему с головы на ноги! Ведь в конечном итоге не сам по себе рынок является целью и смыслом экономики! Цель - максимально организованное производство товаров и услуг для оптимального обеспечения людей. Рынок при этом является даже и не средством, и не инструментом, а скорее - следствием, индикатором и регулятором этой оптимизированной экономики. Нормальный рынок существует и живет, когда есть чем торговать, есть достаток или избыток товаров. В ином же случае - при дефиците товаров - налицо рынок денег, волюнтаризм цен, никак уже не связанных с затратами на сырье и производство товара, то есть вымогательство и грабеж, стихия джунглей, аукцион на средства существования: кто больше даст - тот и выживет. Ценность человеческой  жизни при этом катится к нулю; тут уж не до гуманизма и социальной справедливости!

Когда организованные банды, оттесняя очереди покупателей, скупали оптом в магазинах дефицитные товары для перепродажи их тут же втридорога (о таких случаях уже писали газеты), разве это и есть рыночные отношения, предприимчивость и коммерция? Нет, надо называть  вещи своими именами: это бандитизм и грабеж! Видимо, пока нам ещё недоступен переход к рыночным отношениям цивилизованным способом; в наличии -- варварство и первобытная дикость. "Кто успел, тот и съел", "кто при кормушке - тот и богат" - вот, видимо, моральный кодекс нашего ближайшего будущего. А  расслоение нашего общества (уже раздробленного по национально-территориальным принципам) еще и по доходам приведет к конфликтам и на  этой почве; ведь мы хорошо помним классическую фразу: "Все крупные состояния нажиты нечестным путем". Забастовки работающих, бунты миллионов безработных, повальные грабежи и возрастающая преступность, война всех против всех, покалеченные судьбы десятков и сотен миллионов людей - вот что может дать  рынок, слишком скоропалительно и непродуманно введенный в нашей гигантской  стране.

Говорят ещ6 об избытке денег у населения как о причине  экономического кризиса. Однако, в любой развитой стране этот избыток никого не волнует, потому  что есть товары. Не избыток  денег, а спад производства и дефицит товаров народного потребления привел к кризису. Не свобода ценам сейчас нужна, а свобода производства товаров; максимальное стимулирование выпуска самого насущного, а не взлет цен и не изъятие денег у населения любыми средствами, Предлагается, к примеру, продавать квартиры, но они практически уже все оплачены населением или  родителями ныне живущих  потомков. Предлагается продавать землю, но позвольте спросить: у кого должен народ выкупать землю своей же  страны - у самого себя? Предлагается выкупать заводы и предприятия, но это тоже общенародная собственность, так почему же плата должна пойти  государственным  структурам, а не гражданам страны?  Не выдерживает критики программа приватизации экономики: народное достояние практически за бесценок передается и частникам - индивидуалам, и частникам организованным, так называемым «кооператорам». Похоже, что народ теперь силой затаскивают в условия, в которых многих будут просто вышвыривать за ворота предприятий. "Ничего страшного, - успокаивают нас, - безработица существует в любой высокоразвитой стране, это стимул для повышения эффективности труда".

Давайте и здесь называть вещи обоими именами: несколько объединившихся частников, несмотря на вывеску «кооператив», являются все же не общественной организацией, а именно группой частников по сущности своей. Даже малый эксперимент по внедрению в нашей стране "свободного", то есть неуправляемого, стихийного предпринимательства, чем явились теперешние "кооперативы", привел вовсе не к изобилию товаров на рынке, а к спекулятивной наживе одних за счет обеднения других, способствовал инфляции, перекачке огромных средств из безналичных фондов в наличные деньги, колоссальной эмиссии бумажных рублей, вымыванию из торговли и производства дешевых товаров, истощению ресурсов сырья, разбазариванию национальных богатств. Большинство кооператоров вкладывало свою энергию и предприимчивость вовсе не в производство материальных ценностей, а в прямую или косвенную их перепродажу, то есть в спекуляцию, эффективность которой в условиях дефицита исключительно высока: сотни и тысячи процентов от вложенного капитала. Но ведь разбой  и грабеж дают еще больший  доход; в условиях рыночной  экономики еще больше возрастет преступность, особенно при огромной массе безработных, поскольку безработица в процветающей стране - одно, а в нищей -совсем другое. Кто поручится, что, оказавшись на улице без средств к существованию и не имея под рукой социальных институтов защиты, люди не начнут добывать свой кусок хлеба разбоем, грабежом, торговлей наркотиками, проституцией?..

Согласно насаждаемой рекламе - рынок сулит изобилие и дешевизну товаров. Но вот ввели "договорные", то есть рыночные, цены на книги, стали ли они доступнее и дешевле, стало ли их больше? Нет, книг так же не хватает на всех желающих, лишь цены на них стали десяти- и двадцатикратными. И в госсекторе растут не тиражи, но цены, и причина одна - дефицит; изобилия в скором будущем не предвидится. Очень наивно наделяться на то, что рынок в нашей стране даст возможность уже "нынешнему поколению советских людей" жить при благополучии и процветании. Следующим поколениям - возможно, но это нам уже столько раз обещали!

Не надо забывать, что ныне процветающие в условиях рыночной экономики развитые страны шли к этому процветанию долгим и трудным путем, через колоссальные социальные коллизии, а достигли они своего процветания не благодаря самому по себе рынку, но с помощью новейших технологий, научных открытий, технического прогресса, оптимальной организации производства, компьютеризации - словом, всего того, что называется культурой и чего в первую очередь так не хватает нам! Страна оказалась в тягчайшем кризисе именно от бескультурья - буквально во всех аспектах производственных и человеческих отношений: кризис экономики и Чернобыльская катастрофа, национал-шовинизм и массовая эмиграция, гонения на Пастернака и Шнитке - все это звенья одной цепи, имя которой - бескультурье. Теперь введенные поспешно и «на авось» рыночные отношения, стихия цен, бездумный культ бизнеса усугубят это бескультурье. Мир искусства уже почувствовал это, а из Домов культуры уже изгоняются библиотеки для открытия прибыльных видеосалонов, несущих народу "порнуху" и "чернуху". Рынок может попросту удушить культуру: рост цен на газеты, журналы и книги - это лишь первые признаки надвигающейся катастрофы.

И в печати, и в выступлениях депутатов уже нередки выражения: "идем к пропасти", "стоим над пропастью", "летим в пропасть". Не будем обольщаться иллюзиями: ситуация действительно очень тревожная. По всей видимости, рынок будет владеть ситуацией лучше любой диктатуры: при введении его "на авось" мы  получим Ходынку во всесоюзном масштабе. Об этом не надо бы забывать, принимая скоропалительные решения о скорейшем переходе к рыночной экономике. Наивно полагать, что народ может вынести абсолютно все. Вспомним еще, что сад, заброшенный садовником на произвол судьбы и стихий, дичает и зарастает сорняками всего за несколько лет.

сентябрь 1990 г.(!!!)    ( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )

  Rambler's Top100